Основные тенденции в мировом потреблении риса
Рис – продукт питания, потребляемый половиной из семи миллиардов человек, населяющих Землю. При этом, более 90% производимого риса потребляется в Азии, где он является основной пищей для большинства населения, в том числе, для 560 миллионов голодающих.
Успех «зеленой революции» начала 1960-х годов положил начало устойчивому росту потребления риса на душу населения в Азии. С 1960-х до 1990-х гг. оно выросло с 85 до 103 кг в год. За этот же период глобальное потребление риса на душу населения выросло с 50 до 65 кг в год. Рост потребления риса на душу населения, плюс естественный прирост населения увеличили мировое производство риса более, чем в два раза – со 150 до 350 млн тонн а год.
Тем не менее, интенсивный экономический рост стран Азии (особенно Китая и Индии), начавшийся в 1990-х гг., остановил тенденцию к росту мирового потребления риса на душу населения, так как рост благосостояния в этих странах позволил потребителям диверсифицировать свой рацион в пользу более дорогих мясных и молочных продуктов, фруктов и овощей. В последние два десятилетия мировое потребление риса уверенно держалось на уровне 65 кг на душу населения. При том, что в 2001-2004 гг. сильная засуха в Индии и Китае снизила глобальное производство риса на 35 млн тонн в год, что, естественно, снизило средний уровень потребления, который впоследствии снова достиг 65 кг риса на душу населения. Но за последние 7 лет разворот тенденции к снижению уровня потребления в странах с традиционно высоким потреблением риса (Китай, Индия, Индонезия) внес вклад в увеличение глобального потребления риса на 50 млн тонн.
Данные о потребительских расходах в Индии, собранные Национальной организацией исследования общественного мнения, также подтвердили выравнивание потребления риса относительно спада, наблюдавшегося в 1990-х годах.
В других странах с традиционно высоким потреблением риса – Бангладеш и Филиппины – потребление этого продукта на душу населения продолжает расти, причем, как среди горожан, так и на селе. Даже среди бангладешцев и филиппинцев с высоким уровнем дохода потребление риса в период между 2000 и 2010 гг. стабильно росло одновременно с доходами.
В отличие от Филиппин и Бангладеш, среднедушевое потребление риса в Таиланде, Вьетнаме и Малайзии находится в нисходящем тренде.
Вне Азии, потребление риса продолжает уверенно расти, особенно в странах Африки, распложенных к югу от Сахары. За последние два десятилетия потребление риса в расчете на душу населения в этих странах увеличилось более, чем на 50%.
Таким же образом, потребление риса неуклонно прогрессирует в Соединенных Штатах и Европейском Союза, при чем, не столько за счет роста приверженцев вегетарианских диет, сколько благодаря росту иммигрантов из Азии и Северной Африки.
Если заглянуть в будущее, рост доходов, урбанизации и иных долгосрочных социальных и экономических преобразований, несомненно, окажут влияние на состав продовольственной корзины. Исходя из логики, одновременно с ростом доходов, можно было бы ожидать диверсификации продовольственной корзины от риса к более дорогостоящим продуктам питания. Однако возможность подобной диверсификации в азиатских странах во многом зависит от степени государственного вмешательства в ценообразование и распределение зерновых культур.
Индия является примером страны, где правительство внедрило сложную программу продовольственных субсидий для обеспечения производства и потребления субсидируемых зерновых культур (риса и пшеницы). Так, 65 миллионами семей, находящихся за чертой бедности, правительство Индии ежемесячно «выдает» по 35 кг зерна по цене, которая на 74-86% ниже стоимости закупки. Семьи с более высоким доходом также получают 15-35 килограммов зерна каждый месяц (в зависимости от его наличия), но по менее льготным ценам. В 2011-2012 гг., продовольственные субсидии в Индии превысили 728 млрд рупий (около 14 млрд долларов США).
Таким образом, было бы ошибкой связывать все страны Азии вместе и полагать, что каждая из них, одновременно с ростом ВВП и уровнем доходов на душу населения, будет вести себя, как Япония или Южная Корея. Каждая азиатская страна имеет собственный путь диверсификации сложившейся продовольственной корзины. Исходя из этого, возможно предположить, что снижение потребления риса в странах Азии, сопровождаемое повышением потребления более дорогих продуктов питания, будет проистекать довольно медленно. Однако минимальные пороги потребления риса в каждой из этих стран будут отличаться друг от друга.
Вне Азии продолжится восходящая тенденция в потреблении риса, где лидерство по-прежнему останется за странами Центральной и Южной Африки. Рост потребления риса в этих странах связан, прежде всего, с растущим предпочтением риса другим продуктам питания среди городского населения одновременно с ростом доходов. В след за ними, все больше сельских жителей стали отдавать предпочтение рису. И чем богаче они становятся, тем устойчивее становится эта тенденция. Таким образом, в африканских странах в долгосрочной перспективе ожидается укрепление роста потребления риса, которое наблюдается в последние два десятилетия.
Более того, к середине ХХI века ожидается прирост мирового населения на 2 млрд человек, а к концу века, по прогнозам футурологов, население планеты превысит 10 млрд человек. Если продолжатся текущие тенденции в глобальном потреблении риса на душу населения, то оно будет уверенно расти пропорционально приросту населения.
Темпы общего роста потребления риса могут даже превзойти темп роста населения планеты, если продолжатся тенденции, характерные для потребления риса в трех странах-лидерах рисопотребления – Китае, Индии и Индонезии.
Таким образом, если диверсификация продовольственной корзины в Азии идет медленно и не распространяется широко, то, более, чем вероятно, что это положение будет компенсировано ростом потребления риса в Африке и остальном мире (пропорционально всеобщему росту потребления и народонаселения). Однако, если азиатские страны встанут на путь более быстрой диверсификации продовольственной корзины (или, говоря по-простому, когда китайцы поймут, что рис – это всего лишь гарнир), мировое потребление риса начнет неуклонно снижаться.